Поделиться статьей с друзьями

Франция
Ноябрь 14, 2016

Острова Сен-Пьер и Микелон (франц. Saint-Pierre-et-Miquelon)

Острова Сен-Пьер и Микелон (франц. Saint-Pierre-et-Miquelon)

Сен-Пьер и Микелон – единственная реальная «заморская территория Франции». Почему так? Да потому что на всех других заморских территориях Франции – в Гвиане, на Карибах, Реюньоне, Новой Каледонии, на Таити и прочих – испокон веков проживает коренное население, не имеющее с французами ничего общего.

И в любой момент эти все «туземцы» могут попросить колонизаторов освободить их земли. На островах Сен-Пьер и Микелон ситуация в корне иная. Туземцы там не живут и никогда не жили. Основу местного населения составляют французы, которые вряд ли захотят последовать дурному примеру нынешних американцев из США и отделиться от своей метрополии. Экономика островов, несмотря на постоянные финансовые вливания из французской казны, обладает определённой гибкостью, и если многие «аборигены» бегут с островов, то совсем не потому, что жить стало хуже. Совсем наоборот, открываются новые, более широкие горизонты, и в частности, а сфере развития туризма. Хотя, если попристальнее вглядеться в будущее, то не исключено, что не за горами то время, когда на земле Сен-Пьер и Микелон начнётся самый настоящий нефтяной бум. Впрочем, начнем по порядку.

Острова Сен-Пьер и Микелон (франц. Saint-Pierre-et-Miquelon)

Сен Пьер и Микелон – это два острова, притаившиеся «под брюхом» у громадного по местным меркам канадского острова Ньюфаундленд, как раз на выходе из пролива Кабота, через который нескончаемым потоком идут морские корабли со всего света в Монреаль и дальше – в Большие Озёра по реке Св. Лаврентия. Однако острова SP&M известны вовсе не в качестве «перевалочной базы» из Старого Света в Новый Свет, а в качестве одного из крупнейших импортеров североатлантической трески. Это составляло основу местного островного бюджета вплоть до недавнего времени, когда лов рыбы в этом регионе был существенно ограничен международными соглашениями. Однако хоть Сен-Пьер и Микелон являются разными островами, но сам «заморский департамент» включает в себя ещё шесть островов. Впрочем, эти более мелкие острова необитаемы, и потому в экономическую статистику не включаются. Площадь всей французской территории у берегов Канады составляет всего 240 км. кв. Основная часть местного населения проживает на острове Сен-Пьер – 6300 человек, на Микелоне проживает в 9 раз меньше. Это связано с тем, что на Сен-Пьере расположена столица департамента, где и сосредоточилось почти всё население. К тому же Микелон имеет сильно гористый рельеф и не обладает достаточно хорошими бухтами для базирования кораблей. Правда горами назвать крутые скалистые холмы можно лишь условно, так как самая высокая точка над Микелоном возносится на высоту всего лишь 245 метров. Зато на нем очень много крупных и мелких ручьёв, служащих источником чистейшей и экологически чистой питьевой воды, и потому в летний период почти половина населения Сен-Пьера перебирается сюда на свои дачные участки для отдыха и занятий огородничеством.

Климат на островах не совсем уютный, летом прохладно (то есть жарко почти не бывает), а зимой хоть тёплый Гольфстрим и не даёт разгуляться по-настоящему северным морозам, но выпадает так много снега, что острова буквально превращаются в один большой сугроб. Правда были отмечены случаи, когда на островах стояли и сорокоградусные морозы, однако это были исключения, обычно морозы не превышают 10 градусов, а чаще всего держатся около 3 градусов. Летом солнце – редкость из-за практически постоянной облачности, зато природа островов в это время года, когда сходит снег, великолепна. На южной части Микелона (так называемом Ланглейде) в долинах между холмами произрастают еловые и берёзовые леса. В северной части острова простираются торфяные болота – леса тут давно вырублены на дрова, а для того чтобы засадить болота новыми деревьями, не хватает средств, да это пока местным жителям и не надо – дешёвое топливо гораздо лучше качеством прибывает из Канады и без всех этих хлопот. На Сен-Пьере, кстати, лесов тоже уже давно нет, зато там имеется очень хороший аэропорт, который занимает добрую половину острова. И ещё: благодаря ключевому положению островов на пути миграций птиц, летающая фауна тут очень богата большую часть года. Орнитологи насчитали только на одном Микелоне более 300 видов птиц. На Сен-Пьере их гораздо меньше, но учитывая безлесную фактуру острова это совершенно неудивительно.

Из-за того, что острова Сен-Пер и Микелон лежат на важных торговых путях, их история очень богата. Полуофициальное их открытие произошло в 1520 году португальцем Жоао Фагуендесом, который им дал название «Одиннадцать тысяч девственниц», но на карту их почему-то не нанёс (или может быть эта карта затерялась в португальских архивах). Вслед за ним на островах высадились другие португальцы – братья Кортереал, поименовали их Зелёными островами, но после них никаких карт также не осталось, только лишь упоминание в судовом журнале. Зато в 1536 году сюда нагрянул уже настоящий исследователь – француз Жак Картье. Он нанес острова на французскую карту, составил их описание, и присоединил к Франции. Так как индейцы на островах не водились, высадившиеся спустя 70 лет после открытия Картье французские поселенцы начали их без труда осваивать. В качестве топлива годились буйные тогда ещё леса, хоть и пасмурная, но достаточно тёплая погода летом позволяла заниматься огородничеством и выращивать домашних животных, так что пропитанием переселенцы также были обеспечены. Остальное всё они получали из Европы а затем из Америки, обменивая нужные товары на великолепную ньюфаундлендскую треску, которая буквально кишмя кишела в этих водах. Именно из-за хорошей рыбной ловли на острова начали прибывать бретонские и баскские рыбаки, которые в этом деле знали толк. Также на острове поселилось немало торговцев, которые занимались перепродажей выловленной рыбы и в Америку, и в Европу. 400 лет рыболовы Сен-Пьера и Микелона жили безбедно, невзирая даже на частные оккупации островов британцами. Впрочем, британцам никогда не удавалось удержать острова за собой надолго, отчасти от того, что британские рыбаки не могли обжиться на этих островах. Золотой век на Сен-Пьере и Микелоне наступил, когда в США был объявлен «сухой закон» (1919 год). Спиртное, изготавливаемое в Канаде, полилось в США через французские острова очень могучей рекой, и даже наступил момент, когда рыболовство пришло в упадок, но доходы населения островов, напротив, увеличивались с прогрессирующей быстротой. Когда же «сухой закон» в США был отменен, бывшим рыбакам снова пришлось взяться за сети.

После того как в Европе разразилась новая мировая война и Гитлер оккупировал метрополию, многие островитяне так и не смогли определиться по поводу того, на чьей они стороне – за капитулировавшее законное правительство, или за иммигрантское правительство мятежника Де Голля. И только когда в бухту Сен-Пьера вошли корабли «Свободной Франции», жители Сен-Пьера и Микелона поняли, что они вступили в антигитлеровскую коалицию со всеми из этого вытекающими. Был произведён призыв военнообязанной молодёжи и очень скоро 6000 новых французских солдат отправились в Лондон для того чтобы влиться в армию, которую Де Голль собирал для борьбы с Гитлером вместе с англичанами.

Прошла война, затем послевоенные годы, которые принесли новые дивиденды островитянам в виде расширения рыбных промыслов, однако вскоре оказалось, что рыбные ресурсы Ньюфаундлендской банки вовсе не неисчерпаемы, как казалось до этого. Наступил такой момент, когда в Северной Атлантике рыбы осталось так мало, что усилиями обоих континентов, примыкающих к этому гигантскому региону, пришлось договариваться о сокращении рыбной ловли практически полностью. Рыбаки Сен-Пьера и Микелона одним махом остались не у дел и принялись массово иммигрировать в Канаду и Францию. Их место, впрочем, заняли совсем другие люди, которые прекрасно увидели, что будущее Сен-Пьера и Микелона отлично вписывается в Новый Золотой век, связанный с бурным развитием мирового туризма. Если ещё до этого метрополия вкладывала в свои американские острова ежегодно до 60 миллионов долларов в год, то с началом осуществления программ, направленных на развитие туризма, эта помощь существенно возросла. Власти заморского департамента Франции подсчитали все свои природные и исторические активы и принялись за активное расширение островных туристических маршрутов. Параллельно с этим началось бурное развитие выращивания огородных культур и разведение домашних животных, некоторые оборотистые жители островов даже основали зверофермы, на которых выращиваются норки и лисы. В строительство нового аэропорта было вложено более 100 миллионов долларов, и хотя он пока что используется в основном для транспортных целей, но ожидается, что к концу следующего десятилетия он окажется полностью загруженным благодаря туристам из Европы, Америки, Китая, Японии и России. Уже сегодня туристический поток оценивается около 15 тысяч человек ежегодно, а это не так уж и мало, как может показаться на первый взгляд.

Если вы собрались посетить острова Сен-Пьер и Микелон в целях получения сведений о том, как на этом отдалённом клочке суши себя чувствуют «американские французы», то вам будет на что поглядеть. Ещё сто лет назад, когда мир не знал ни радио, ни телевидения, ни кино, и даже граммофоны тогда были большой редкостью, в таком «медвежьем углу» можно было самым натуральным образом заскучать. Особенно это касалось зимнего времени, когда рыбные промыслы ограничивались плохой погодой на море, а погода эта длилась большую часть сезона. Туризм в те времена как таковой не существовал, но многие путешественники, волею судьбы занесённые на Сен-Пьер и Микелон, даром времени не теряли. Они вовсю осматривали достопримечательности островов, благо и тогда осматривать было что. Вообще-то все исторические достопримечательности сосредоточены на хорошо заселенном Сен-Пьере, а на острове Микелон сконцентрировались в основном достопримечательности природные. Каждый турист, прибывающий на пароме с Ньюфаундленда, начинает знакомство с архипелагом с улиц Сен-Пьера, которые представляют собой довольно уникальное сочетание канадского атлантического побережья с сельской Францией, в частности Нормандией и Бретанью. Главная архитектурная достопримечательность города – Кафедральный собор, который был построен в 1807 году. Вообще-то самая первая церковь на этом месте была сооружена ещё в 1690 году, однако она сгорела во время очередного британского нашествия. Вместо церкви был построен собор, но он также сгорел за три года до начала строительства того, который можно увидеть сегодня. В гавани Сен-Пьера стоит полюбоваться старинным маяком и небольшой батареей морских орудий, простоявших на набережной более трёх веков. Сначала эти пушки фигурировали в качестве защиты от британцев, затем от русских (во время Крымской войны несколько оторванных от своих баз в России, но получавших всё необходимое в США русских военных кораблей совершали набеги на британские и французские владения), а позже – в качестве исторической достопримечательности. На удивление в хорошем состоянии сохранился старинный завод, где солили добываемую рыбаками рыбу, а также пристань. Также небезынтересно посмотреть снаружи и внутри на здания правительства заморской французской территории, Дом правосудия и почтовое отделение, которому исполнилось уже 100 лет, и в музее которого имеется великолепная коллекция местных и прочих почтовых марок.

На Микелоне в основном интересны природные достопримечательности, хотя архитектурных и исторических там тоже хватает, например – уникальный маяк, старинная католическая церковь и очень живописное кладбище. Однако сразу же после осмотра этих мест необходимо обязательно взобраться на гору Сар и осмотреть округу с птичьего полёта. Горой, правда, этот высокий холм не является, то так как он представляет собой самую высокую точку на всём архипелаге (как уже указывалось – 240 метров), то и виды с его вершины открываются по-настоящему захватывающие. В сопровождении проводника можно пройтись по сохранившимся на Микелоне березовым лесам, на склонах холмов переходящих в еловые, а в низинах – в болото, больше напоминающее сибирскую тундру. На мелких островках архипелага можно понаблюдать за множеством птиц.

Однако для многих островитян все надежды на будущее связаны вовсе не с туризмом, хотя если это дело хорошо поставить, то оно полностью обеспечит жителей архипелага и ещё останется потомкам. Не так давно на шельфе Ньюфаундленда была найдена нефть. Пространство вокруг островов покрылось разведочными буровыми вышками. Затем последовало подписание франко-канадских соглашений на совместную добычу. Если прогнозы оправдаются, то заморская французская территория Сен-Пьер и Микелон получит отличную экономическую замену уничтоженной за несколько веков в окружающем океане рыбы.

И специально для читателей моего блога  уникальные фотографий Сен-Пьер и Микелон(франц. Saint-Pierre-et-Miquelon)
Сен-Пьер и Микелон
Справочник путешественника: Сен-Пьер и Микелон(франц. Saint-Pierre-et-Miquelon)

Сен-Пьер и Микелон Сен-Пьер и Микелон Сен-Пьер и Микелон Сен-Пьер и Микелон Сен-Пьер и Микелон

На десерт — видео островов Сен-Пьер и Микелон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>