Поделиться статьей с друзьями

Дания
Ноябрь 11, 2019

«Отдыхать надо там, где вас любят». Эмир Кустурица о Республике Сербской

«Отдыхать надо там, где вас любят». Эмир Кустурица о Республике Сербской

Культовый режиссёр родился в Сараево – столице Боснии и Герцеговины, на местности  которой в 1990-х образовалась сербская республика. Если упомянуть о ней в обиходе в Рф, большинство спросит: «А где это?»

Республика Сербская (по-местному «Република Српска») – это не Сербия, а энтитет, территориальное образование в составе Боснии и Герцеговины. Где конкретно эта земля пролегает и как туда добираться, нашему человеку не совершенно понятно. Однако все становиться ясно, когда добираешься до места.

Сыр в мешке и табак Сталина

Самый атмосферный из городов республики – Требинье, расположенный в равнине между холмов и гор на стыке 3-х государств недалеко от черногорской границы. Место практически приморское – до побережья Адриатики минут 40. Непосредственно до Дубровника в Хорватии отсюда – 24 км, до Херцег-Нови в Черногории – 42 км, до Тивата, где аэропорт, – 94. Чувство юга – красные черепичные крыши, расцветающие олеандры и кипарисы, ивы и гранаты над рекой. На холмике монастырь Грачаница с золотыми крестами — копия косовского храма, построенная в 2000-м. В темное время его подсвечивают, потому храм, как маяк, указывает путь прохожему в хоть какой части города.

В центре Требинье. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Старенькый город в стенах древней крепости – сводчатые арки, несколько улочек и закоулков, вымощенных белоснежным песчаником. Течение реки Требишницы подступает к самым стенкам домов в центральной части города. Низкие домики каменно-черепичные домики — как будто декорации. 

Говорят, что Требинье – «город 3-х религий», хотя и населен в большей степени православными сербами. В нем соседствуют православные храмы, католический костёл и мечеть Осман-паши. И тут же, на местном арбате – указатель  расстояниями до различных стран мира. Белград по-сербски пишется – Београд. До него 286 км – еще ближе, чем до Москвы (2004 км). Но Наша родина все равно близка для боснийских сербов. Они молвят: «Нас вместе с русскими  – 200 миллионов». И это не просто слова.

Городской рынок в Требинье. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Местный рынок под старенькыми платанами на городской площади по настроению уносит куда-то в 90-е. Цены на всё ниже, чем в Черногории. Ведут торговлю тем же, что и у нас: картошка, морковка, яблоки, связки острой паприки, кульки с целебными травами, орехи, масло, крупы, зелень, мёд, сыр и пршут – провяленный либо копчёный свиной окорок. Главная достопримечательность  – торотан, острый, пряный и рассыпчатый сыр в мешке, то есть в овечьей шкуре, чистой, высушенной и подкопчённой, на ощупь гладкой, напоминающей пергамент. Рецепт обычной: в кожу, снятую с овцы полностью, как в мешок, наливают молоко, и оставляют на 3–4 мес. Время от времени для приготовления используют козью шкуру, но это уже совершенно на любителя – «дикий» запах валит с ног. Подают таковой сыр с вяленым мясом и уштипками – что-то типа пончиков либо оладий. Берешь уштипок, кладешь на него ломтик мяса, сверху комочек сыра, и все это запиваешь белоснежным вином… Местные тётушки вяжут тёплые носки прямо за прилавком: покупателей не много. Два старичка торгуют ракией: подходи, пробуй и проникайся духом местной жизни. Скажешь, что из Рф – нальют и еще бесплатно. В картонных коробках, как убеждают продавцы, – любимый табак Сталина «Герцеговина Флор». Серб с длинноватыми пшеничными усами, пожелтевшими от курения, представяет купить такую коробку всего за 5 евро. А в придачу — розовое домашнее вино в пластмассовой таре.

Торотан, острый, пряный и рассыпчатый сыр в овечьей шкуре. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

В 4 км от Требинье на горах у реки стоит очень старый, очень незначительный, но очень значимый для сербов мужской православный монастырь Тврдош (в переводе – «твердыня»). Живут там всего 12 монахов, которые делают мед и оливковое масло, а также настойки и ракию на лечебных травах. Надпись на вывеске монастырской лавки — на 3-х языках, в том числе и на российском. Вокруг – виноградники, а в каменных погребах XV века – хорошее вино и коньяк. Вино выдерживается в дубовых бочках минимум 3 года. Самый узнаваемый местный сорт – красное сухое «Вранац». Еще — белоснежное «Жилавка», красные вина «Каберне» и «Мерло», а также коньяк 11-летней выдержки. Стоимость 7-9 евро за бутылку, архивные вина дороже – до 20-30 евро.

Статья по теме

Эмир Кустурица: в чём секрет «балканского Феллини»

Городка Кустурицы

Дорога петляет по ущельям. Флаги на административных зданиях в продолжение пути временами меняются – с красно-сине-белых сербских триколоров на сине-желтые знамёна Боснии и Герцеговины и назад, и так по несколько раз. Так же не один раз преобладание мечетей сменяется преобладанием православных храмов.

С точки зрения туризма Республика Сербская — пока что не очень посещаемая территория. Тем не менее, поглядеть здесь есть на что. Например, Вишеград – город на реке Дрине. От границы с Сербией его отделяет всего 8 км, от столицы БиГ Сараево – 107 км, от столицы Республики Сербской Баня-Луки – 200. Известность Вишеграду принесли три человека: величавый визирь трёх султанов Мехмед-паша, югославский писатель и дипломат Иво Андрич, и режиссёр Эмир Кустурица. Мехмед-паша во времена османского ига отдал приказ построить на Дрине 11-пролётный каменный сводчатый мост – сейчас памятник средневекового турецкого инженерного искусства. Андрич написал книжку «Мост на Дрине» – исторический роман, который принёс ему Нобелевскую премию. А Кустурица вымыслил и воплотил в Вишеграде Андричград – собственный каменный «город в городе».

Каменный мост на Дрине. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Вечерком мост становится уютным, как кафе с желтоватой лампой у входа где-нибудь между крепостных стенок. В черте города река тиха в хоть какой час, хотя в горных ущельях  несется с обезумевшой скоростью. Советую проехать на катере по вечерней Дрине – со сливовой ракией и под аккордеон, как в фильмах Кустурицы.

В 2000-х сербский кинорежиссёр выстроил в этих краях два города: Андричград (Каменград) и Дрвенград (Древесный город). Оба – по собственному плану. Андричград – город в городе, построенный в центре Вишеграда на искусственно насыпанном мысу. Тут находится дом-музей и Институт писателя Иво Андрича, художественная галерея, Высшая школа драматического искусства, театр, храм, основоположником и попечителем которого является сам Кустурица, городской муниципалитет, магазины, гостиницы, рестораны, кафе и бары, рынок, библиотека и пристань для прогулок по реке. А также кинозал Dolly Bell, где по самым низким ценам в стране крутят киноленты самого маэстро. Переночевать можно во полностью приличном номере за 15 евро. А если повезёт, то экскурсионную поездку по Андричграду проведёт лично Эмир Кустурица.

Вишеград. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

В 27 км от Вишеграда находится Дрвенград (Кустендорф) – эко- (либо этно-) поселение в заповеднике «Мечавник» (т. е. «Метельный»). Это уже на западе Сербии, в 200 км от Белграда, – необходимо в очередной раз пересекать границу. Собственный деревянный город Кустурица начал возводить для съёмок кинофильма «Жизнь как чудо», а позже решил не разбирать декорации и продолжить стройку, чтоб воплотить здесь мечту об идеальной деревне собственного детства.

Кустендорф (Дрвенград) Кустурицы. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

По склонам возвышенности с заглавием Мокра Гора разбросаны аутентичные деревянные домики в крестьянском стиле. Приезжему имеют возможность сказать, что их, мол, свезли сюда со всей Сербии и отреставрировали, но это не так: на строительство пошли старенькые шпалы от ремонта местной узкоколейки, которыми замостили улицы, а из досок от декораций выстроили домики для туристов, крытые щепой — обычный вариант для этой местности. Тем не наименее, шарма у Кустендорфа это не убавляет. К слову, заглавие «Кустендорф» носит ежегодный фестиваль кино и музыки, который проводит сам Кустурица, по аналогии так именуют и этнодеревню. На её улочках выставлена коллекция ретроавтомобилей, в том числе темная «Волга», полученная в дар от Никиты Михалкова, и появлявшийся в фильмах Кустурицы старенькый «Трабант».

Кустурица решил воплотить тут мечту об идеальной деревне своего юношества. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

По сущности, Кустендорф — это один большой 4-звездочный отель, а домики — бунгало с аппартаментами. Улочки и площади городка носят имена людей, которых почитает Эмир Кустурица: Достоевского, Гагарина, Бергмана, Че Гевары, Марадоны, Тарковского, Феллини, Никиты Михалкова. Есть здесь и подземный кинотеатр «Стенли Кубрик», а также главный дом на улице Брюса Ли, в котором живёт кинорежиссёр: на его первом этаже обитает он сам, а чердак и «чердак чердака» сдаются внаём туристам. На задах вертолётная площадка – Кустурица передвигается меж своими «городами» по воздуху. Бывает он в Кустендорфе в промежутках меж гастролями и съёмками новых фильмов, так что, если повезёт, можно повстречаться с ним лично. Нам подфартило – обедали в одном кафе за примыкающими столиками.

Набросок на стене в кафе в Андричграде. На нем — Кустурица и Путин. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

«Добре дошли до Баня-Луки»

Гордятся сербы и горнолыжным курортом Яхорина на высоте 1620 м в Динарских Альпах в 30 км от столицы БиГ Сараево. В 1984 г. он воспринимал спортсменов зимних Олимпийских игр, а сейчас, как говорят, один из лучших в бывшей Югославии. На Яхорине действуют 50 км трасс: несколько «бардовых» (для среднего уровня катания) и достаточно сложных олимпийских «чёрных». Есть и «голубые» спуски для новичков, а также фрирайдовые зоны (катание на сноуборде и горных лыжах вне трасс), трассы для слалома-гиганта, высокоскоростного спуска и ночного катания. Наверх поднимают несколько подъёмников, зимой на склонах работают снежные пушки и ратраки.

Вид с горы Яхорина. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Яхорина покрыта снегом с октября по май, лыжный сезон длится с ноября по апрель. Пик сезона приходится на февраль, когда толщина снега доходит до 1-го метра, а иногда и до 3-х. Средняя цена ски-пасса – 30–65 евро на неделю. Гостиницы новые, 3 и 4 звезды. Спуститься с горы можно на «бобах» – голубых машинках типа открытых гондол с колёсиками. Садишься, тебя пристёгивают и отпускают в свободное скольжение по монорельсу, который петляет вправо-влево и вверх-вниз. Скорость регулируется ручкой с двумя положениями: Go и Stop. Если совершенно не тормозить, то достаточно ощутимо вносит на виражах. Выручает внешняя страховка: на скорости больше 40 км в час сработает автостоп – и «боб» остановится сам.

Статья по теме

«Бог на небе, Наша родина на Земле». Репортаж из республики, где нас обожают

Направляясь с юга Республики Сербской на север, по пути можно завернуть в Сараево — столицу Боснии и Герцеговины. И там, очевидно, взойти на Латинский мост, рядом с которым боснийский серб Гаврило Принцип застрелил австрийского эрцгерцога, открыв тем самым двери для начала Первой мировой войны.

По конституции БиГ, Сараево является столицей Республики Сербской, но де-факто здешняя столица сербов — Баня-Лука, город в северной части СР. Сараево сейчас напоминает Стамбул, а единственный здесь небоскрёб — 40-этажное здание Avaz Twist Tower, самое высочайшее здание на Балканах (выше только телевизионная вышка в Белграде). Снутри — информационно-новостное агентство, редакция газеты, кабинеты, 5-звёдочная гостиница и ресторан со смотровой площадкой на высоте 100 м.

Сельский пейзаж в округах Баня-Луки. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

До Баня-Луки отсюда ещё 230 км по горным автодорогам. В сербских «анклавах» БиГ это единственный большой город, сравнительно удалённый от границ республики: до хоть какой из них не меньше 30 км, что, как молвят путеводители, создаёт преимущества в условиях непостоянности в регионе.

Надпись «Добро дошли» (то есть «Добро пожаловать») повстречает вас в любом кафе. Даже небо над улочками Баня-Луки гласит на кириллице – между зданиями протянуты изречения на сербском (и полностью понятном для русских) языке. Службы в главном православном храме Христа Спасателя проходят так же, как и в хоть какой церкви в России. Городская футбольная команда именуется «Борац» — «Боец». На сувенирных прилавках есть кружки и футболки с изображением Путина. А отношение к гостям из Рф – наилучшее. На одной из местных улочек, к примеру, пожилой серб остановил нас вопросом: «Вы словенцы?». А узнав, что перед ним гости из Рф, так расчувствовался, что перерыл все свои кармашки и, наконец, достал водительские права, чтоб показать, что у него, мол, российское отчество.

На улице Баня-Луки. Фото: АиФ/ Владимир Кожемякин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *